Есть своя криптозоологическая загадка и на Каспии. Трудно сказать, что именно из нижеследующего является слухами, домыслом, а что правдой. Об опасном хищнике Каспия в свое время рассказал журналист Дмитрий Хафизов, и нам остается всецело положиться на его компетентность.

каспийское море

Началось же все с того, что на Каспийском море ежегодно пропадали люди: в основном ночные рыбаки и браконьеры, а иногда и простые купальщики. Позже спасателям удавалось отыскать лишь продырявленные лодки пропавших людей, но их самих так и не обнаруживали. Свидетелей трагедий не было. Браконьеры обычно работают без свидетелей. По двум таким случаям Дмитрий Хафизов обратился к знакомому врачу, который по служебной надобности довольно часто посещал морг в одном из городков на восточном берегу Каспия. И тот рассказал, что однажды к ним доставили останки неизвестного мужчины, найденного на берегу.

Этот человек был облачен в водолазный костюм и акваланг. На поясе висел подводный нож. На руке петля с обрывком веревки, кисть протерта до кости. Веревка капроновая, очень прочная. Лицо и затылок разбиты и превращены буквально в месиво. Множество переломов. Травмы совершенно необычные. Это был уже второй случай в практике врача. От первого он отличался лишь незначительными деталями.

Предположения о случившемся были самыми различными — от попадания в винт корабля до умышленного убийства. Но версия с винтом отпала сразу: отсутствовали типичные в таком случае рубленые травмы на теле, порезы и разрывы на костюме. Протертая до кости рука с петлей и то, что оба погибших не успели воспользоваться ножом для перерезания шнура, свидетельствовало, что их что-то буксировало явно против воли и с огромной скоростью. Единственная каспийская рыба, которая в принципе могла бы оказаться виновницей трагедии, — белуга. Но ни один опытный подводный охотник не польстится на белугу таких размеров: это все равно что пытаться загарпунить подводную лодку. К тому же белуга очень неторопливая рыба, и ее поведение при ранении вполне предсказуемо, так что,безусловно,незадачливый браконьер успел бы снять петлю шнура с руки, а тем более перерубить ее ножом.

Таким образом, напрашивался вывод: пострадавшие были вынуждены стрелять, обороняясь. А ведь еще не зафиксировано ни одного случая нападения белуги на человека. Может, это акула? Но в том-то и дело, что акул в Каспийском море нет. По крайней мере, ни разу не видели. Следовательно, остается предположить, что в водах Каспия, восточного побережья, водится некий крупный хищник, пока неизвестный науке. Если в сравнительно небольшом озере Лох-Несс так долго и скрытно обитает чудовище, то почему бы и в Каспии не найти убежище ископаемому хищнику?

Хафизов, будучи в экспедиции на восточном берегу Каспия, лично наблюдал со стометрового обрыва быстро движущиеся в воде объекты огромной величины. Пик приходился на ночное время: в полнолуние в лунной дорожке одновременно можно было видеть до трех силуэтов. Невольно всплывают в памяти якутские озера Лабынкыр и Ворота, где экспедиции также видели крупные силуэты неких животных в ночное время, точнее — во время белых ночей.

О том, что в водах Каспия живут страшные хищники, свидетельствуют и местные морские обитатели. Естественно, свидетельствуют молча. Дело в том, что у каспийских тюленей и даже у крупных белуг (в том числе погибших) местные рыбаки нередко находили весьма странные шрамы значительных размеров, как зажившие, так и заживающие. И здесь сразу вспоминаются два случая с черноморскими дельфинами, имевших место в 1990 и 1991 годах. Убитые кем-то несчастные животные напугали рыбаков отчетливыми следами страшных зубов на израненном боку. Перепуганные рыбаки даже предположить не могли, кто же мог так жестоко расправиться с дельфинами, а ученые, к сожалению, так и не проявили интереса к находкам. Смертельные раны у дельфинов были нанесены, как кажется, крупным животным с огромными зубами. Аналогичные раны были и у каспийских животных.

каспийское чудовище

Все всерьез начали поговаривать об акулах, которые, якобы, завелись в местных каспийских водах. Но имеется один случай, который ставит акулью версию под сильное сомнение. Похоже, что здесь речь идет о куда как более страшном и опасном животном.

В ту ночь Исрафил с напарником Керимом вышли, как всегда, в лодке, на привычное место. Легкий озноб возбуждения сменился часами ожидания. Сети — обязательный атрибут рядовых браконьеров — были расставлены, и оставалось только зацепить осетра пожирнее.

Перед рассветом взялись за веревки. Туман опустился, погода — не самая лучшая, того и гляди ураган налетит, море неспокойное, но большой волны нет. Браконьеры потянули сеть и почувствовали пару необычных рывков, после которых наступило очень уж странное спокойствие. И тяжесть. Оба рыбака ощутили чудовищную тяжесть. Осетр, даже самый большой и голодный, так себя не ведет. И белуга так себя не ведет.

Рыбаки стали вытаскивать сеть. Та поддавалась с неимоверным трудом. Исрафил об уключину весла рассек себе локоть, а оба подпольных рыболова содрали руки до мяса. И вот на поверхность начало подниматься невообразимо огромное, темное, с глянцевым отливом тело. Или предмет. Может бревно?

Стало ясно, что это не бревно. Вырисовалась удлиненная морда, хвостовое оперение — ковром.

— Неужели осетр? — прошептал Керим. И это были последние слова в его рисковой жизни браконьера. Ибо в ту же секунду на морде «бревна» распахнулись два невероятно пронзительных и насмешливых глаза, а жуткий крик-скрежет потряс все вокруг, до самого берега Каспия, — так трамвай гудит и звенит на быстром повороте. Взметнулся чудовищный хвост, лодку швырнуло куда-то вверх. Керим полетел в воду и оказался в метре от невероятного монстра, который стал вдруг подниматься из воды, обнажая грудные плавники. Но нет, плавников не было! Вместо них… Исрафил в ужасе уперся взглядом в лапы, лапы, которые были, как у крокодила. Эти чудовищные лапы с длинными белыми когтями ухватили барахтающегося Керима поперек тела, и чудовище погрузилось с ним в пучину. Глубина в том месте была около 80 метров.

Утром лодку принесло к берегу. Исрафил сидел скорчившись на корме, зажав уши ладонями — крик чудовища по-прежнему звенел в его ушах. Родственники погибшего Керима подали на него в суд. Рассеченный локоть свидетельствовал против хозяина: подрались, и один другого утопил. В чудовище никто не поверил.

Конечно, Исрафилу не позавидуешь — его напарник погиб, а свидетеля его невиновности и реальности чудовища — истинного убийцы — нет.

Но с кем же повстречались браконьеры? Вероятно, что они могли стать жертвой реликтового лабиринтодонта, представителя земноводного подкласса стегоцифалов. Эти монстры-амфибии появились еще в каменноугольный период и были распространены втечение пермского и все еще триасового периодов. За это долгое время (в течение ста миллионов лет) эти земноводные претерпели большие изменения: ранние формы имели умеренные размеры и рыбообразную форму, а более поздние достигали очень крупной величины — с черепом до метра в длину. Но были ли древние родственники наших лягушек и саламандр столь уж агрессивными. проворными и опасными? Трудно сказать.

Также есть вероятность, что в Каспии сохранился один из видов древних крокодилов, которые также поражали своими размерами в триасовый период. Расцвет крокодильего племени пришелся как раз на триасовый период незадолго до торжества динозавров.

Каспийский монстр обновлено: Октябрь 20, 2015 автором: kross