logo
Монетизация сайта

Месть мертвого сухогруза

Странная история произошла с американской группой SEAL — подразделением морских спецназовцев из команды «суша-воздух-море», в просторечии — «морские котики». Никто бы о ней не узнал, если бы один выживший боец группы не рассказал об этой операции корреспонденту уфологической газеты Stars (штат Мэн). Видимо, парень не мог держать в себе то, чему был свидетелем.

мертвый сухогруз

Единственный уцелевший

— Меня попросту отпустили, — заявил штаб-сержант Блейк (Имя изменено. — Авт.) — Иначе я бы здесь с вами не разговаривал. «Он» специально меня отпустил.

Вопрос журналиста-уфолога:
— «Он» — это кто?

Ответ:
— А черт его знает! Вот ты весь из себя такой умный, а был бы с нами, я бы посмотрел, как ты это выясняешь…

В:
— Ладно, ладно, проехали, не горячись. Что. собственно, случилось?

О:
— Поставили обычную задачу…

По словам Блейка, поставленная его группе задача не отличалась особой сложностью. Требовалось перехватить и потопить транспорт с ракетами для советских зенитных комплексов «Квадрат».

Свидетельство

— Ха! — заявил автору статьи офицер, служивший в Косово в составе «голубых касок». — Американская авиация? Да эти горе-летчики ниже пяти тысяч никогда не снижались. А вертолетчики висели строго на 3600 метров, динамический потолок их не в меру разрекламированного вертолета «Апач». Мы их на аэродроме в Приштине подкалывали — мол, у вас что, настоящие пилоты остались только в Голливуде? А их бомбо-штурмовые удары — это курам на смех, сплошные промахи, причем не на метры, а на километры! Это же не Голливуд, а война. С пяти километров хоть «сверхумной» бомбой кидайся — никуда ты не попадешь. Пойми, чтобы поразить точечную, тем более — бронированную цель, самолет должен снизиться хотя бы до 1500 м, то есть войти в зону уверенного поражения как зенитными ракетами, так и зенитными автоматическими пушками. Жди такого подвига от янки, ага! Они «Квадратов» боялись, как черт ладана…

И было отчего. Несмотря на очевидное уклонение натовских летчиков от контакта с сербской ПВО, 84 стервятника получили свое и навек остались в негостеприимной земле Сербии.

Иными словами, проблема борьбы с сербскими зенитными ракетами встала очень остро.

Замысел

Решить ее должны были отчасти «морские котики» следующим образом. Агентурная разведка разведуправления Министерства обороны (РУМО) сообщила, что более 400 ракет для сербских «Квадратов» перевозится из болгарской Варны в югославский Дубровник на сухогрузе «Толедо болид» панамской судоходной компании. Естественно, по подложным грузовым документам — коносаментам — как водопроводные трубы. Группа из восьми бойцов SEAL на двух моторных лодках должна была ночью незаметно приблизиться к транспортному судну, взять его на абордаж, экипаж — уничтожить, а судно — затопить. «Толедо болид» должен был исчезнуть, пополнив собой бесконечный список судов, пропавших без вести.

Экшен

Операция по захвату судна прошла у «котиков» без сучка без задоринки. Никакого дозора экипаж не нес, никакого противодействия оказать не мог и не оказал. Моряков беспрепятственно перестреляли, кого — на рабочих местах, кого — спящими. Оставив в каютах, отсеках и на трапах истекающие кровью тела 32 членов экипажа, «котики» по короткому радиосигналу командира группы, первого лейтенанта Игерсона, потянулись на ходовой мостик. Надлежало быстро обговорить дальнейшие действия.

И вот тут началось. Заместитель командира группы ганнер-сержант Хоу на мостик не смог прибыть по уважительной причине: он неловко сунулся головой в люк, в этот момент на размахе качки крышка люка припечатала его поперек шеи, и раздробила шейные позвонки. Он не умер, но был полностью парализован, и согласно действующим в спецназе США правилам его пришлось добить. Минус один.

Дальше пошло еще хуже. Быстрый просмотр документов на ходовом мостике сухогруза позволил выяснить вопиющую ошибку разведки. Судно, атакованное «котиками», было не «Толедо болид», а «Торреон бонита», того же класса и водоизмещения, но принадлежащее испанской судоходной компании. Ситуация, увы, была знакома до оскомины: РУМО опять ошиблось, что, впрочем, удивления не вызывало. По едкой поговорке, бытующей на флоте, если румошники могут хоть что-то сделать неправильно — обязательно сделают!

— Разведка, черт ее дери, как всегда, умудрилась перепутать все, что только можно перепутать, — выругался Игерсон и отправил командиров отделений — Блейка и Клаттербека — вместе с их людьми осмотреть содержимое трюмов теплохода.

— Удирать нужно было сразу, — клялся штаб-сержант Блейк репортеру. — Корабль… ну как сказать? Словно ощетинился, его враждебность лично я ощущал просто кожей.

Вторым погиб рядовой Райт. Он даже мостик не успел покинуть. Просто любопытства ради заглянул в картонную коробку, стоявшую в углу мостика на штурманском столе. И с криком боли отпрянул, размахивая перед лицом руками и выронив оружие.

Подбежавшие бойцы в ужасе отшатнулись: в коробке беззвучно разевала пасть желто-коричневая змея, шевеля в воздухе раздвоенным языком. Райт держался за щеку, которая с неимоверной быстротой чернела, и часто дышал, причем все тише и тише. Он умер меньше, чем через минуту.

— Это была эфа, азиатская гадюка, — сказал Блейк. — Кому из экипажа приспичило возить с собой ядовитую змею — не знаю. Но отомстить за себя он сумел, факт.

Спустившись в трюм № 1, группа Блейка обнаружила штабеля водопроводных труб. Были под ними контейнеры с ракетами или нет, осталось неизвестным. Сухогруз неторопливо взбирался на очередную волну, Майлс с электрическим фонарем наперевес свесился в проем между двумя «вязанками» труб, как вдруг стальная лента-стяжка на «вязанке» лопнула. Под действием силы тяжести несколько труб, поблескивая маслянистыми боками, с нарастающей скоростью поехали назад. Майлс успел только поднять голову, чтобы увидеть летящие в лицо трубы. Ему повезло — он умер быстро.

Лезть в трюм № 2 желающих уже не было категорически, и сам Блейк понял, что никакие угрозы не заставят его двоих уцелевших солдат повиноваться. Группа отступила на мостик.

На мостике выяснилось, что дело не просто плохо, а очень плохо. Командир группы № 2 сержант Клаттербек был убит ударом стокилограммового блока грузовой стрелы, качавшегося в воздухе как Бог того пожелает. Капрал Кабрески попытался поднять блок на безопасную высоту, для чего полез включать грузовую лебедку. Она включилась, но так, что руку Кабрески намотало на барабан лебедки, и дико визжащего от боли спецназовца рядовому Корту пришлось успокоить навсегда, ибо помочь ему в тех условиях было просто нечем. Через полминуты Корт умер сам, сунувшись в распределительный щит корабельных лебедок — видимо, думал освободить полунамотанное на барабан тело Кабрески. Его убило током.

На мостике собрались трое.
— Линяем! — сказал Блейк.
— Мы не выполнили приказ, — лейтенант Игерсон недвусмысленно качнул стволом автомата. — Найдите клапаны затопления и отправьте это корыто на дно!

Рядовой первого класса Армитейж кивнул й направился в кормовую часть судна. Лопнувшая оттяжка грузовой стрелы № 3 со свистом перерезала его пополам. Сперва на палубу грохнулось туловище, все еще сжимающее в руках автомат МР5, затем — все остальное.

Для Блейка этого было достаточно. Он бросился назад к моторной лодке, ошвартованной у борта сухогруза.
— Стой! — заорал лейтенант, но Блейк его уже не слушал.
— Вот так, старик, — закончил свой рассказ бывший старшина SEAL Блейк. — Сухогруз «Торреон бонита» устроил нам крутую раздачу. Нас было 8 — остался я один. Куда делся Игерсон, я не знаю, но больше о нем никто ничего не слышал.

«Торреон бонита» был найден греческой морской погранохраной к северу от острова Крит. Экипаж — отсутствует, груз — водопроводные трубы.

Источник: «Золотая серия» библиотечки газеты «Тайны XX века» 

Месть мертвого сухогруза обновлено: Январь 9, 2016 автором: kross

Оставить комментарий

▲Вверх