В отпуск мы с моим другом Серегой отправились на велосипедах. В тот год я взял с собой сына. Шел четвертый день похода, вечерело. Я посматривал по сторонам в поисках подходящего места для ночлега.

Неподалеку от шоссе протекала неширокая река, через нее был перекинут мостик, чуть поодаль -белая известняковая горка с клочьями кустарников, а под ней — красивая полянка со старыми ивами и песчаным спуском к воде. Слева чернел хвойный лес, справа пестрел луг, а сразу за ним начиналась деревня.

— Ну вы, мужики, ставьте лагерь, а я в деревню смотаюсь.

Поравнявшись с крайним домом, увидел во дворе пожилую женщину. Спешился, подошел, спросил, где магазин и продается ли там молоко.

— Какое в магазине молоко? Я только что Зорьку подоила.

Вспомнив давно забытый вкус парного молочка, вместо литра я взял три. А заодно спросил у хозяйки, не продаст ли каких-нибудь овощей и фруктов.

— Выбирайте, что нравится.

Купил огурцов, помидоров и целый пакет яблок «белый налив».

— А это для вашего парнишки. Скажете: подарок от бабы Клавы, — хозяйка протянула банку со спелой малиной. — Ночевать-то где будете? У меня флигель свободный, недорого возьму.

— Нет, спасибо. Мы уже палатки поставили, — я махнул рукой в сторону лагеря.

— Под Чертовой горой, что ли?

— Да… А почему гора Чертова?

— Плохое место… По-вашему, по-ученому, — аномальная зона. Наши местные туда без нужды не ходят. Опасно там…

Я решил, что женщина пугает специально, чтобы заработать, пустив нас на постой. Улыбнулся:

— Мы аномалий не боимся.

Уже отъехал немного, когда старуха крикнула вдогонку:

— Если денег мало, я вас так, бесплатно, на постой пущу. Не нужно там ночевать!

Махнул рукой: не беспокойтесь…

Поужинав, Антоха привалился ко мне и тут же уснул. Я перенес его в палатку. Сергей тоже отправился на боковую, я же остался на поляне выкурить сигаретку. Над головой — россыпь звезд, сонно шумят ветви ив, даже комаров нет. Ну разве такое место может быть плохим?

Не знаю, сколько просидел у костра. Уже собирался идти спать, как вдруг увидел темную фигуру, направляющуюся к нашему лагерю со стороны леса. Нащупал в траве толстую палку — на всякий случай. Когда человек оказался совсем близко, с удивлением узнал в нём… Сергея. И как он смог незаметно пройти мимо меня? Я ведь не спал!

— Ты чего не спишь? — поднялся навстречу приятелю.

— Я сплю. Мы все спим…

Ответ был странным, но еще более удивительным показался голос друга — неестественно низкий, грубый и идущий не от его шевелящихся губ, а словно откуда-то из-под земли. Но даже больше, чем голос, меня поразило его лицо. Вроде все Серегино — глаза, нос, рот, шрам на виске («заработал» на физре в пятом классе), но вместе с тем появилось ощущение, что это кто-то совсем чужой, опасный.

— Кто… ты? — мой голос дрогнул. Он не ответил. И тут началось невообразимое. На полянке — ни дуновения ветерка, и поверхность реки — спокойная, гладкая, как зеркало. Но лес… Вы когда-нибудь видели, чтобы двадцатиметровые сосны гнулись, как ивовые прутики? Жуткое зрелище! Стало по-настоящему страшно.

Не за себя -за сына. Хотел броситься в палатку, чтобы разбудить, увести подальше от этого места и ужасного человека, который зачем-то прикинулся моим другом, но тот вцепился в мою руку:

— Тебе — туда! — указал на взбесившиеся сосны и с нечеловеческой силой потащил меня в сторону леса. За тридцать пять лет дружбы мы с Сергеем ни разу не дрались, даже в детстве. А тут я размахнулся и свободной рукой ударил его в глаз. Мой кулак… не встретил никакой преграды, будто ударил не живого человека, а привидение.

Тем не менее я снова замахнулся, но ударить не успел — из палатки донесся крик сына: «Папа!». Обернулся на зов, а спустя мгновение обнаружил, что рядом уже никого нет. Со вздохом облегчения прикрыл глаза, а когда открыл… Солнце уже почти целиком вышло из-за горизонта, пели птицы, Серега, отфыркиваясь, умывался, стоя по пояс в реке.

— Утро замечательное! — крикнул он. — А ты всю ночь так и продрых у костра? Комарье не закусало?

— Не закусало. А ты… Ты ночью выходил из палатки?

— He-а. Спал как убитый. Недавно проснулся.

Значит, это был самый обычный ночной кошмар! Наслушался вчера бредней старухи, вот и снилась разная ерунда.

Я с гиканьем сиганул в воду. Наплавался вволю, а когда выходил на берег, вдруг увидел темнеющие на предплечье синяки. Именно в том самом месте, за которое меня во сне схватил Темный человек. Или ЭТО не было человеком?

На берегу появился сонный Антоха:

— Пап, а что у нас на завтрак?

— Завтракать будем позже. А сейчас быстро сворачиваем лагерь, — я был близок к панике.

— Ну па-ап… — заканючил сын. — Ты же обещал, что мы здесь долго пробудем.

— Сашка, чего случилось-то? — обеспокоенно спросил друг.

— Здесь ночью чужаки шлялись, — сказал полуправду-полуложь.

В целом поход удался. Вернулись домой усталые, но довольные. О чертовщине той ночи я быстро забыл и, возможно, никогда бы не вспомнил, если бы на одной из напечатанных отпускных фотографий не попалось нечто странное. Нет, не странное — страшное!

Возле палатки, поставленной у подножия известковой горы, стоят, обнявшись, Серега и Антошка. У обоих улыбки до ушей. А за ними… темная фигура! На размытом, как бы смазанном лице, явственно проступает оскал наводящей ужас дьявольской усмешки.

Тот снимок я сразу сжег, а пепел спустил в унитаз. Все остальные поместил в альбом — на память.

Александр.

Источник: Ufospace.net

Ночные аномалии на Чертовой горе обновлено: Сентябрь 30, 2017 автором: kross